Дизайнеры обуви: Cальваторе Феррагамо

Обувные заметки Дизайнеры обуви: Cальваторе Феррагамо

Сальваторе Феррагамо - король сапожников и сапожник королей

В детстве люди мечтают о самых необыкновенных профессиях. Маленький Сальваторе Феррагамо из итальянской деревушки Бенито, что в провинции Ирпения, мечтал быть сапожником, но не простым, а самым лучшим в мире. Сальваторе Феррагамо родился в конце позапрошлого века в итальянской деревне, на земле, где все умеют шить обувь.

К этой славной деятельности он готовился чуть не с пеленок и уже в восемь лет неплохо управлялся с молотком, дратвой и сапожным ножом.

Учиться ремеслу Сальваторе Феррагамо начал в Неаполе в лучшей сапожной мастерской города. Затем карьера мальчика начинает развиваться бурно и непредсказуемо.

В 8 лет он сшил первые ботинки, в 12 - открыл свою обувную мастерскую, в 15 - уехал в США, куда давно звали эмигрировавшие много лет назад старшие братья. Они, к тому же, держали обувной магазин в Санта-Барбаре. Младшего братишку назначили продавцом, но при этом не препятствовали его деятельности в обувной мастерской, принадлежавшей магазину. Именно в этих, пропахших сапожным клеем, комнатушках Сальваторе Феррагамо отшлифовал свой талант и развил нестандартные идеи относительно обуви. Как пушкинский Сальери, которого в жизни интересовала только музыка, Феррагамо смотрел на любое изменение в моде и технологии, прежде всего в аспекте совершенствования обуви.

В своих позже изданных мемуарах "Сапожник мечты" он писал: "Я родился, чтобы быть сапожником. Наверное, я им был в предыдущих жизнях". Этому мистическому утверждению вполне можно поверить, поскольку основным кредо Феррагамо было: обувь нужно делать только вручную. "Я никогда не видел хорошей пары обуви, сделанной на машине. Она слишком индивидуальна". Его мечтой было создание для каждого человека именно ему принадлежавшей пары обуви, которая обнимала бы ногу с нежностью шелка, и в которой он чувствовал бы себя только хорошо. К сожалению, подобной обувью все человечество он облагодетельствовать не мог, но конкретные заказчики были в восторге.

Его называли колдуном, а его обувь ходячей скульптурой. Это действительно был сапожник милостью божьей, умевший создавать комфорт даже самой корявой и деформированной ноге. Такой явный и слишком многим необходимый талант был быстро замечен в Санта-Барбаре, а затем в находящемся недалеко от нее Голливуде. Создатели фильмов стали захаживать в магазин братьев Феррагамо вначале за интересными моделями, а затем делать заказы. Однажды режиссер Сесиль де Милль заказал 100 пар ковбойских сапог для очередного боевика. Феррагамо сделал такие сапоги, что с ним подписали контракт на изготовление обуви для всего фильма, а в 1923 году пригласили в Лос-Анджелес уже как обувщика кинозвезд. Он делал обувь для Глории Свенсон и Марлен Дитрих. Это Феррагамо изобрел "плоские" туфли для Греты Гарбо, каблук "стилет" для Мэрилин Монро, а для 155-сантиметровой Кармен Миранды - туфли на платформе. Мода на короткие юбки была выигрышной для таланта обувщиков. И фантазия Феррагамо разыгрывается вовсю. Он не просто улучшает традиционные конструкции, но и создает новые. Это с его легкой руки появились знаменитые каблуки "танкетки" и еще масса клиновидных каблуков, каблуки в духе XYIII века, сдвинутые почти к своду стопы, каблуки в форме "катушки".

Он произвел революцию в ортопедической обуви, вернув многим несчастным способность ходить без палок и костылей. Не довольствуясь только техническими усовершенствованиями, Сальваторе Феррагамо работал с обувью так, как маэстро "от кутюр" работает с одеждой. Он делал туфли, украшенные алмазами, жемчугом, золотым и серебряным шитьем, стразами и вставками из кусочков зеркал, отделывал кружевом, вытачивал каблуки из всего, что только годится для их изготовления. Его туфли снабжались подкладками из шкур леопарда, питона, кенгуру и антилопы. А когда наскучили драгоценности, в ход пошли раковины, рыбья чешуя и морские водоросли, перья колибри и страуса.

"Сапожник не должен ни в чем себя ограничивать",- такое мог сказать именно мастер "высокой моды". Феррагамо считал, что учиться нужно постоянно. Будучи первым обувщиком Голливуда, он, как обычный студент, посещает уроки анатомии в местном университете, где особенно тщательно изучает анатомию ноги и стопы. Это прилежание дает неожиданные плоды.

Однажды к Феррагамо явилась дама под густой вуалью и явно "восточного" происхождения. Не открывая лица, она попросила взглянуть на ее ногу. Нога оказалась на редкость уродливой, тем не менее, загадочная дама заказала туфли на высоком каблуке-модные, но смоделированные таким образом, чтобы дефекты стопы были незаметны, а сама она чувствовала бы себя в этой паре удобно. Словом, задание на уровне тех, которые в сказках давали капризные принцессы женихам. Терпеть обмеры и ждать она соглашалась достаточно долго. Через неделю с небольшим незнакомка получила именно такие туфли, и тогда ее инкогнито раскрылось. Это оказалась жена весьма состоятельного индийского магараджи. Для нее он затем сделал серию обуви, которая и сегодня у обувщиков носит название "стиль магараджи".

Оплата за работу оказалась адекватной сложности задания, и Феррагамо, прибавив эту сумму к прежним сбережениям, получил возможность попытаться осуществить еще одну свою мечту: создать в Италии сеть мастерских по производству обуви вручную. Для этой цели он вернулся на родину в 1928 году и организовал во Флоренции несколько подобных мастерских со штатом в 60 человек. Но гениальный сапожник отнюдь не был финансовым и административным гением. Собственные промахи, высокие налоги, девальвация доллара уже в 1929 году привели его к разорению, а в 1933 году его предприятие объявили банкротом. Возможно, Феррагамо опустил бы руки и вернулся к работе над индивидуальными заказами богатых клиентов. Но за его спиной стояли люди, которые, несмотря на крах первой попытки, готовы были начать все сначала. И через три года Феррагамо снова обосновался на итальянском обувном рынке.

Но тут началась война. Лучшее сырье шло на обмундирование для армии, а для "гражданских" сапожников настали времена лютого дефицита. Но это только подтолкнуло фантазию Феррагамо. Нет подошвенной кожи? Сделаем подошвы и каблуки из коры пробкового дуба! Даже на черном рынке не достанешь хорошего шевро? Союзки можно делать из плетеного в изящные сеточки целлофана, вернуться к старинной технологии обуви из текстиля! Бедствия войны неожиданно пробудили в Феррагамо такую финансовую изворотливость, что после ее окончания он приобрел два заброшенных дворца времен раннего Возрождения в Вероне и Флоренции, где создал мастерские со штатом в 43 человека. А сохранившиеся старинные фрески на стенах придавали обычной сапожной мастерской неповторимый романтически-загадочный вид. В такой обстановке Сальваторе Феррагамо принимал своих заказчиц: Софи Лорен, Сильвану Мангано, Одри Хепберн, Джину Лоллобриджиду, Ингрид Бергман.

Вообще, квалификации и организации труда в мастерских Феррагамо можно только удивляться. Двадцать с небольшим человек за день производили до 200 пар обуви, и не какой-нибудь, а строго индивидуальной и часто со сложным декором. Но кроме конкретных заказов, Феррагамо находит время и для собственного творчества. Однажды (было это в 1947 году) он встретил на берегу реки Арно рыболова, и поинтересовался, не боится ли тот, что тоненькая леска быстро порвется? "Это нейлон,-равнодушно бросил рыболов, - не порвется". Тогда, почти на манер Архимеда с криком: "Как же это мне раньше в голову не приходило?!", Сальваторе Феррагамо помчался в мастерскую и за ночь придумал и сделал "невидимую" обувь из прозрачной нейлоновой сетки на оригинальном клиновидном каблуке. За эту модель он получил премию Неймана и Маркуса, которая в мире обуви приравнивается кинематографическому Оскару. Первую идею Феррагамо затем развил в серию моделей с союзкой из тонкой плетеной сетки, которая сегодня считается классикой летней обуви.

В самой знаменитой киносцене столетия Мэрилин Монро, пытающаяся удержать непристойно раздуваемую ветром юбку, обута в туфли от Феррагамо.

Феррагамо обувал великих женщин, великие женщины обожали Феррагамо. Мэрилин любила одиннадцатисантиметровые шпильки, Одри Хепберн - простые балетки, Джуди Гарланд - фантасмагорические "платформы"... И к каждой приме великий мастер находил свой подход. Так родились уникальные шелковые туфли Софи Лорен, бархатные лодочки Монро, золотые босоножки бразильской танцовщицы Кармен Миранда, изготовленные в 1936 году. И футуристические босоножки Джуди Гарланд, и "невидимые" босоножки из лески - лауреаты "Оскара".

Правильная обувь поддерживает свод стопы так, как если бы ее обхватить рукой; ни один палец не должен упираться в носочную часть обуви. Вы должны чувствовать себя комфортно десять секунд спустя после того, как наденете новые туфли, утверждал знаменитый сапожник.

Пола Негри и Мэри Пикфорд, Рудольф Валентино и Глория Свенсон были его постоянными клиентами. Чтобы делать совершенную обувь, он выучился анатомии и математике. Он был первым, кто сделал туфли на каблуках удобными в носке. Он изобрел танкетку.

Случилось это благодаря Бенито Муссолини. В 1936 году, когда Феррагамо работал во Флоренции, началась эфиопская кампания. Вся высококачественная сталь, из которой мастер привык изготавливать супинаторы, была реквизирована для военных нужд. Супинаторы стали ломаться, каблуки - шататься, и дамы приносили туфли обратно, Феррагамо их чинил снова и снова, но видел, что это замкнутый круг. И тогда он решил заполнить пространство между пяткой и носочной частью пробковым деревом с Сардинии. Туфли выглядели странно и необычно. Осталось найти даму, которая примерит их первой.

Дама ахнула: "Синьор Феррагамо, я никогда их не надену, они ужасны!" Танкетки стали сенсацией, мода на них обошла весь мир.

Среди изобретений Феррагамо - сандалии на завязках в древнеримском стиле, сделанные им для голливудского фильма в 20-е годы. Прежде женщины не представляли, как можно прилюдно обнажить ступню. И надели сандалии лишь после того, как настоящая индийская принцесса, для которой было привычно показывать ноги, появилась в них на светском рауте, о чем немедленно написали газеты. Именно Феррагамо первым начал экспериментировать со шкурами экзотических животных и рыбьей кожей. Феррагамо придумал открытые туфли с разноцветными вкладками и каблук-клетку, состоящий из прутьев.

Однажды к Феррагамо пришла богатая дама и, прождав маэстро несколько часов, попросила его разуться и снять носки. Убедившись, что ступни самого мастера в идеальном порядке, она сняла туфли и попросила его сшить ей пару ботинок.

Работать со звездами было непросто, однако Феррагамо удавалось помнить все привычки и капризы знатных особ. Так, графиня Виндзорская никогда не надевала новинок, а заказывала себе во множестве одинаковые туфли из белого атласа, чтобы красить их в тон платьям. Марлен Дитрих надевала каждую пару туфель лишь два раза. Для первой леди Аргентины Эвиты Перон Феррагамо сочинял самые безумные туфли за самые безумные деньги. Любовница Муссолини Клара Петаччи соревновалась в обувной страсти с Эвитой. После ее казни в ателье Феррагамо осталось полсотни заказанных и неоплаченных пар. Грету Гарбо он научил носить каблук и сшил ей 70 пар туфель.

Феррагамо приходилось обувать даже Еву Браун, за что его позже обвинили в симпатиях к нацизму. Но его интересовали только ноги и туфли.

В попытке лучше понять своих клиенток мастер разделил их на Золушек, Венер и Аристократок. Вероятно, это была первая в мире подобная классификация. Золушки с ножкой меньше 6-го (36-го размера), утверждал мастер, женственны, к тому же большие любительницы мехов и драгоценностей, Венеры красивы, обаятельны, изысканны и противоречивы, Аристократки с 38-м размером чувствительны и благородны.

Золушками были Мэри Пикфорд и Джина Лоллобриджида, Эвита Перон и Ава Гарднер. Венерами - Рита Хэйворт и Анна Павлова, Ева Браун и королева Елизавета. Аристократками - Одри и Кэтрин Хепберн, Грета Гарбо, Ингрид Бергман и Лорен Бэкол.

На самой знаменитой фотографии, сделанной в 1955 году, Феррагамо сидит в окружении колодок из дерева, подписанных именами легендарных звезд Голливуда.

Незадолго до своей смерти в 1960 году Феррагамо успел написать автобиографию, которую назвал "Сапожник мечты". После кончины Феррагамо компания осталась семейным предприятием и все так же обувала Голливуд: Мадонну в роли Эвиты, Дрю Бэрримор в роли Золушки, китайскую актрису Жанг Зийи в фильме "Крадущийся дракон", Бриджит Бардо, Джулию Робертс и Мерил Стрип. Великое дело великого мастера требовало громкого продолжения…  


 
Сальваторе Феррагамо умер в 1960 году в возрасте 63 лет. Сыновья не только продолжили дело отца, но сегодня возглавляют фирму "Сальваторе Феррагамо", которая более занимается одеждой "прет-а-порте", нежели обувью. Но имя великого сапожника отнюдь не забыто. Во Флоренции есть музей Сальваторе Феррагамо. Гениальный дизайнер, страстный исследователь и неутомимый экспериментатор Феррагамо за долгие годы своего творчества, похоже, успел поработать во всех стилях, создать все мыслимые и немыслимые модели и попробовать в деле все материалы, предоставив своим последователям вспоминать "хорошо забытое старое". И сегодня, спустя полвека, многие его творения остаются актуальными.

http://www.salvatoreferragamo.it/

Хиты продаж

Ваш заказ